На главную страницу сайта

Правила форума   FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация   ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 
 
Психологические проблемы - глава из книги

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов сайта «Травма спинного мозга» -> Психологическая реабилитация
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Julia



Зарегистрирован: 10.03.2006
Сообщения: 19

СообщениеДобавлено: Сб 26.03.2011 22:45    Заголовок сообщения: Психологические проблемы - глава из книги Ответить с цитатой

Уважаемые форумчане! Позвольте предложить Вашему вниманию часть главы из своей книги "Мой опыт самореабилитации". Возможно кому-то пригодится..

Глава 1

Психологические проблемы самореабилитации

Позвоночно - спинномозговая травма (ПСМТ) является сложнейшей травмой человеческого организма. Прямо или косвенно она влияет не только на все системы и органы человека, но и на все сферы его жизнедеятельности.
На протяжении всего периода исследований последствий ПСМТ основное внимание уделялось ее медико-биологическим аспектам и самой ярко выраженной патологии – двигательной. Подавляющая масса опубликованных трудов посвящена восстановлению именно двигательной функции, в то время как о проблемах психоэмоционального характера у больных с ПСМТ упоминается мало и поверхностно.
Акцентирование внимания на проблемах медицинской и физической реабилитации имеют одну очень вескую причину, а именно, снижение смертности вследствие ПСМТ, продление и улучшение качества жизни человека.
Так всего несколько десятилетий назад летальность при полной параплегии, вследствие повреждения позвоночника, колебалась в пределах 40-60%, достигая почти 100% при тетраплегии. Однако, в результате своевременного применения современных методов лечения и реабилитации летальность после осложненных травм позвоночника удалось значительно снизить, сведя к минимуму.
Сохранение жизни и восстановление максимально возможного спектра функций человека с ПСМТ – основная задача современной клинической медицины на сегодняшний день.
Восстановлению и поддержанию адекватного психоэмоционального состояния, к сожалению, пока уделяется недостаточно внимания. Поэтому огромное количество, как самих людей с ПСМТ, так и их близких, оказываются абсолютно беспомощными в условиях возникшей экстремальной ситуации. В свою очередь это влечет за собой появление многочисленных проблем, которые будут рассмотрены ниже.
Психологическая помощь больному, если таковая вообще оказывается, в основном сводится к общей адаптации больного с произошедшими изменениями. По сути, смысл такой психотерапии сводится к принятию человеком сложившейся ситуации.
Безусловно, этот этап необходимо пройти каждому человеку, но, даже не смотря на его острую актуальность, подавляющему большинству больных весь цикл адаптации приходится преодолевать в основном при поддержке родственников.
В.Н. Мошков (1982) указывал на то, что психологическая реабилитация должна предшествовать физической, говоря, что инертность больных представляет серьезный тормоз для восстановления нарушенных функций. Активное, волевое и целенаправленное участие в восстановлении движений остается обязательным условием реабилитационного процесса.

Периодизация изменений психоэмоционального состояния больных с ПСМТ

Изменения психоэмоционального состояния человека вследствие ПСМТ происходит постепенно, что видно из периодизации Г.А. Власовой (1982), которая представлена следующим образом:
1. Острый период. Наиболее часто встречается состояние ошеломленности, испуга, зачастую носящее яркую эмоциональную окраску.
2. Ранний период. Характеризуется эмоциональной неустойчивостью, депрессией, иногда с суицидальными тенденциями.
3. Ранний восстановительный период. Невротические реакции наиболее выражены, т.к. человек полностью осознает дефект своего здоровья.
4. Поздний восстановительный период. В этом периоде самым неблагоприятным фактором, вызывающим развитие невротических реакций и психосоциальную дезадаптацию у спинальных больных, оказывается блокирование глубинных потребностей личности, в первую очередь в эмоциональном контакте.
Данная периодизация достаточно полно отражает психоэмоциональное состояние человека после травмы спинного мозга, однако, она составлена с учетом низкого уровня психологической помощи на ранних этапах восстановления.
Меняя ситуацию в сторону развития такого рода помощи можно предположить, что картина психоэмоциональных изменений станет более оптимистичной.
Также на интенсивность психоэмоциональных изменений большое влияние оказывает резкая смена социального и семейного статуса, частичная или полная утрата трудоспособности больного.
Однако развитие психоэмоциональных проблем обусловлено не только получением самой травмы и развитием травматической болезни спинного мозга, но и целым рядом причин, не зависящих от человека, но оказывающих на него негативное воздействие с первых минут травмы и на протяжении всего периода болезни.

Причины, влияющие на изменения в психоэмоциональной сфере у людей с ПСМТ

Среди основных причин приводящим к негативным изменениям в психоэмоциональной сфере у людей с ПСМТ можно выделить следующие:
1. Шаблонная позиция общества к инвалидности и инвалидам в частности.
2. Отсутствие ранней психологической помощи и неосторожные высказывания. Формирование патологических поведенческих стереотипов.
3. Развитие психосоматических заболеваний.
4. Недостаточная организация социальной сферы.
Рассмотрим более подробно изложенные выше проблемы и возможные способы их решения.

Шаблонная позиция общества к инвалидности и инвалидам в частности.

Во времена Владимира Даля смысл, вкладываемый в слово «инвалид», был полон нескрываемого благородства и достоинства. В переводе с французского оно означало отслужившего, заслуженного воина, неспособного к службе из-за увечья, ран, старости.
Больной, не трудоспособный, несчастный, обделенный и обиженный жизнью, вызывающий одновременно и жалость и внутреннее неприятие – вот только не большой список определений и вызванных ими эмоций, которые сегодня прочно укоренились в сознании многих людей по отношению к тем, кто передвигается в коляске. И как не прискорбно такое сознание формируется теми, кто практически ни чего не знает о реальной жизни этих людей. Просто так принято думать и говорить
Все эти определения есть отражение страха живущего в подсознании практически каждого человека. Наверно многие колясочники не раз сталкивались с ситуацией, когда кто-то, из окружающих восхищаясь его мужеством, говорили, что сами вряд ли справились с таким несчастьем. Понятно, что даже мысль об этом повергает их в шок.
Каждый из нас с детства усваивает, что человек-инвалид, особенно колясочник, это человек потерянный для общества, он не желанен для семейной жизни, бесправный и не имеющий возможности за себя постоять. И представить себя в таком положении очень страшно. Поэтому, большая часть общества предпочитает не обращать внимания, не знать, не думать о людях в коляске. По шаблону жить проще.
В сознании миллионов людей, инвалиды это люди обделенные, обиженные судьбой. Но так ли это?
Всем известна старая истина – совершенных людей не бывает.
Поэтому, если человек не может ходить, это можно рассматривать как одно из проявлений человеческого несовершенства.
Кто-то не умеет петь, кто-то шить, кто-то готовить. Есть люди, которые вообще не приспособлены к жизни, не умеющие практически ничего, кроме как потреблять. Но, не смотря на это, ни кому не приходит в голову называть этих людей неполноценными. А сами люди, не имея вышеперечисленных достоинств, не делают из этого трагедии, потому что каждый человек обладает какими-то своими талантами и достоинствами.
Обратите внимание, никто не хвалится тем, что может ходить, видеть или слышать. Это все не составляет достоинство человека. Ценность каждого человека не в том, какими физическими качествами он обладает, а в том, чем он наполнен, что он может дать окружающим его людям.
Смысл человеческого существования в совершенствовании. И совсем не важно, каково при этом ваше состояние здоровья.
В итоге, люди неосознанно носят в себе информацию о том что, утратив возможность передвигаться, они, теряют практически все: здоровье, семью, работу, свободу, независимость. И когда происходит несчастный случай, подсознание услужливо предоставляет всю накопленную негативную информацию, какой бы нелепой и неправдоподобной она не была. Поэтому, трудно предположить, что человек с детства «отравленный» «достоверными» знаниями о глубочайшей безысходности положения инвалида-колясочника сможет конструктивно и максимально эффективно решать возникшие трудности.
Зато многие смогут на высоком профессиональном уровне делать следующее:
1. Жалеть себя.
2. Ненавидеть весь мир, в том числе государство, врачей, родных, друзей и свое изменившееся тело.
3. Периодически впадать в уныние и замыкаться в себе.
4. Требовать к себе исключительного внимания и понимания.
5. Придумывать изощренные способы самоубийства, чтобы освободить близких от своего присутствия, так как ему кажется, что всем без него будет легче.
6. Манипулировать близкими людьми.
7. Искать всевозможные предлоги для отказа от активной реабилитации, от трудовой деятельности, от общения и т.д.
Конечно, многое зависит от личностных качеств конкретного человека, от его жизненной позиции.
Несомненно, что резкая утрата здоровья и утрата двигательных функций изменяет его мировоззрение, черты характера.
Однако субъективное знание полученное, например, из средств массовой информации о безысходном положении человека получившего спинномозговую травму лишает человека и желания и сил для изменения данной ситуации.
Человек подсознательно отказывается принять произошедшее с ним несчастье и поэтому, не в состоянии двигаться по пути выздоровления.
Практически ни кто не обращает внимания на то, как подается информация об инвалидах-колясочниках в СМИ.
Мы все являемся частью общества. Между человеком и обществом постоянно происходит энергоинформационный обмен. В результате, общество представленное средствами массовой информации, общественным мнением и т.д. воздействуют на сознание человека, влияя на формирование его мировоззрения, поведения, восприятия.
Много лет проблема инвалидов в нашей стране как бы не существовала, их практически не замечали. Ее редко выносили на обозрение общественности, о ней почти не писали и не говорили.
Последние годы ситуация начала меняться. Государство и общество наконец-то обратили внимание на людей с ограниченными физическими возможностями. Но осталась большая проблема. Когда тема жизни инвалидов стала открытой и освещаемой появилась проблема адекватной подачи информации.
Рассмотрим несколько наиболее ярких примеров подачи шаблонной информации.

1. Человек прикован к инвалидной коляске.
Словосочетание человек прикован, имеет сильную эмоциональную окраску и в сочетании с инвалидной коляской вызывает ассоциации не только с внешней, но и внутренней скованностью, неподвижностью. Возникает ощущение чего-то монолитного, неразрывно связанного, как будто коляска и человек это одно целое.
Прикован – это констатация невозможности передвигаться самостоятельно, своего рода приговор общества.
Созданный и растиражированный образ настолько яркий, что некоторые дети и интересуются, удобно ли в коляске спать на кровати.
Но то, что можно отнести к детской непосредственности недопустимо для людей формирующих общественное сознание.
Инвалидная коляска это всего лишь средство передвижения. И все.
Как любое другое средство передвижения коляска может быть выброшена, продана, обменяна на другие вспомогательные средства передвижения: ходунки, костыли, трость…
Но ни человек не может быть прикован к коляске, ни коляска к человеку.

2. Не смотря на то, что человек прикован к инвалидной коляске, он работает, занимается творчеством или спортом.
При этом принято говорить о сильном характере, силе духа и несгибаемом оптимизме этого человека. Подавая, таким образом, позитивную на первый взгляд информацию, нередко с некоторым пафосом, лишний раз подчеркивается отличие человека передвигающегося в коляске от других людей.
Так, в сознании многих людей формируется стереотип, что социально адаптированный, активный, работающий колясочник это что-то экзотическое, нереальное.
В связи с этим, возникает вопрос. А почему, человек не должен работать или делать чего-то, что делают другие, только потому, что он не может ходить?
К сожалению, этот стереотип распространен достаточно широко и многие колясочники, особенно те, у кого нарушена двигательная функция рук и пальцев, действительно считают себя ни на что не способными.
Следует признать, что эта проблема не может быть только проблемой общественного мнения, она также отражает и модель иждивенческого поведения самих инвалидов.
Когда с нами происходит несчастье, то кажется что он огромно, непоправимо, непреодолимо. Кажется, что с появлением в нашей жизни коляски эта самая жизнь и заканчивается. Многие зацикливаются на себе, на своих проблемах, не желая воспринимать жизнь во всех ее проявлениях.
Например, знаете ли вы, что человек может стать шестикратным олимпийским чемпионом или миллиардером или космонавтом? Конечно, да! Ведь об этом пишут, говорят, это показывают.
Но, к сожалению, мало кто знает, сколько людей передвигающихся на коляске ведут такой активный образ жизни, какой многим сложно представить.
Кто, например, слышал о Юрии Киселеве? Русский художник, передвигающийся на коляске, первый в Советском Союзе более 40 лет начал отстаивать права инвалидов.
Он стал основателем инициативной группы защиты инвалидов, главным редактором журнала «Воскресенье», президентом - координатором Ассоциации защиты инвалидов. В его честь, в Москве на здании Российского исследовательского центра по правам человека, открыта мемориальная доска.
А знаете ли вы, что среди людей, передвигающихся на коляске, есть покорители горных вершин?
Житель Курска Игорь Ушаков прославился восхождением на американскую вершину Мак-Кинли.
Американец Киган Рейли покорил самую высокую японскую вершину – знаменитую гору Фудзияма.
Эд Эдапитен, знаменитый экс - баскетболист-колясочник, теперь телезвезда, ведет программы на ВВС. Те, кто видит его в окружении толпы поклонниц, понимают, что в первую очередь он человек полный жизненных сил и обаяния – настоящая звезда экрана.
А наши чемпионы – параолипийцы?!
Знаменитый врач – психолог Милтон Эриксон в 17 лет перенес полиомиелит, последствия которого сделали его зависимым от коляски.
Однако он говорил, что болезнь стала его лучшим учителем в познании человеческих возможностей.
Милтон Эриксон окончил медицинский факультет и получил степень магистра психологии и доктора медицины в университете штата Висконсин.
Президент США Франклин Делано Рузвельт, также вследствие перенесенного полиомиелита передвигался в коляске. Но он запретил себе всякую мысль о разочарованности в жизни и жалости к себе, а своему окружению – любое проявление жалости.
Так что работающий, живущий на «полную катушку» инвалид-колясочник это нормально.

3. Несмотря на все трудности и перенесенные страдания рядом с этим человеком находится муж\жена…
В СМИ принято героизировать семейное окружение человека передвигающегося на коляске, что также можно отнести к формированию негативного представления о реальной жизни этих людей.
Безусловно, на плечи близких ложиться дополнительный груз забот и ответственности. Их помощь бесценна.
С другой стороны близкий человек зачастую представляется как человек, приносящий себя в жертву, терпящего постоянные лишения. Таким образом, здоровые люди, чувствуя себя героями, нередко превышают свои «служебные» полномочия. В то же время люди, передвигающиеся на коляске, думают, что они не вправе «портить» жизнь своих близких и начинают играть в благородство.
Кто-то по этой причине отказывается заводить семью, а некоторые и вовсе умудряются разрушить сложившийся до травмы брак.
К сожалению, сформированный стереотип заставляет людей думать, что семейная жизнь с человеком в коляске это скорее акт жалости, нежели любви.
На самом деле это самая обычная семья. Люди женятся, разводятся, рожают детей. Все как у всех. Только у этих семей имеются свои особенности. К этим особенностям при желании не так уж трудно приспособиться, тем более, что большая часть людей передвигающихся на коляске обслуживают себя самостоятельно. Труднее приходится тем, кто живет с человеком, получившим травму шейного отдела позвоночника, но и здесь нет ничего непреодолимого.
Так что многие трудности правильнее называть – особенности семейной жизни с человеком, передвигающимся на коляске.
Согласитесь, что особенности есть в жизни каждого человека и каждой семьи. Так, например, существуют особенности жизни с моряком дальнего плавания или творческой личностью или заядлым компьютерщиком.
Слово особенности не несет в себе отрицательной нагрузки. Оно нейтрально по своей природе и в то же время, отражает суть обсуждаемой проблемы.
Подводя итог вышесказанному можно сформулировать несколько рекомендаций:
1. Относитесь к себе как к полноценной личности, которой вы и являетесь, не смотря на обстоятельства.
2. По возможности живите максимально возможной активной жизнью. Создавайте семью, работайте, восстанавливайтесь и т.д.
3. Формируйте своим примером в сознании окружающих вас людей образ человека обычного, имеющего свои индивидуальные особенности.
4. Не бойтесь и не стесняйтесь выходить в коляске на улицу. Как правило, люди либо вообще не обращают на коляску внимания, либо относятся вполне дружелюбно и в случае необходимости готовы помочь.
5. Общаясь, ведите себя естественно, без агрессии, но и без заискивания.
6. Поскольку вы самостоятельная личность, вы, как и все несете ответственность и за себя и за близких вам людей. Не думайте, что коляска освобождает вас от всех забот, которые были до травмы.
7. Не слушайте «дружеских» советов и не обращайте внимания на мнение других. Живите своей жизнью!

Неосторожные высказывания.

Неосторожные высказывания это проблема, которая лежит на поверхности, но на которую мало кто обращает внимание.
А в чем собственно проблема, как проявляется и чем страшна?
Все очень просто. Что согласно народной мудрости произойдет с человеком, если его постоянно сравнивать с хрюшкой? Правильно, он захрюкает.
А что постоянно слышит человек с травмой спинного мозга? В основном все одно и то же: ходить не будете.
В итоге, после создания такой установки люди либо вообще не стремятся к восстановлению, либо результаты занятий не соответствуют затраченным усилиям.
Проблема имеет пять составляющих: позиция общества; врач и медперсонал; инвалиды – колясочники со «стажем»; близкие люди; сам человек с ПСМТ.
В предыдущем разделе мы уже рассмотрели основные проблемы, возникающие вследствие не грамотной подачи информации в СМИ. Их можно охарактеризовать как проблемы дальнего круга, т.е. те, которые не касаются непосредственно каждого человека с травмой спинного мозга.
Следующие четыре составляющие это те, кто в какой-то период времени составляют ближний круг человека с ПСМТ. Конечно, их разделение достаточно условно, т.к. все они в той или иной степени взаимосвязаны и влияют на формирование и сознания и цели и потенциала действия у людей с ПСМТ.
Рассмотрим влияние каждого из участников ближнего круга в отдельности.

Врачи и медперсонал

Врач это ключевая фигура для человека с ПСМТ на самых ранних этапах реабилитации. Во многом, именно от него, от его зависит психоэмоциональное состояние и дальнейший ход восстановительного лечения.
Как уже было сказано ранее главная задача каждого врача, на ранних этапах реабилитации, это забота о сохранении и восстановлении функции жизненно важных органов человека, но забота о психоэмоциональном состоянии не входит в круг его обязанностей. В итоге, больной и его окружение оказываются в информационном вакууме.
На первый взгляд острый период травматической болезни спинного мозга не самое лучшее время для разъяснительных бесед. Однако, не смотря на тяжесть физического состояния, если человек в сознании и адекватно воспринимает информацию извне, это самый благоприятный период для ознакомления человека с особенностями его состояния и возможностях дальнейшей реабилитации.
В этот период психика человека свободна от негативных штампов, организм стремиться к спасению, поэтому это момент является ключевым для формирования осознанного, позитивного отношения к необходимости реабилитации. В сущности, речь идет о формировании цели с указанием возможных путей ее достижения.
Возможности – вот та доминанта, которая должна быть сформирована в сознании и подсознании человека с ПСМТ.
Но, именно в этот период незащищенная психика больного вместо конструктивной информации о возможностях реабилитации, начинают получать весь тщательно накопленный отрицательный опыт окружающих его врачей и медицинского персонала.
Как известно, любое внушение легче производить при измененном сознании, а посттравматический шок можно рассматривать как состояние измененного сознания (или состояние транса).
Физическая и психическая зависимость, авторитет врача, может если не сломать больного, то в большинстве случаев настроить психику больного на деструктивный подход к болезни. У человека независимо от его воли формируется подсознательная установка на невозможность восстановления.
Нет веры в себя, в свои возможности. Нет веры, нет цели, а значит, нет адекватного, приносящего плоды действия. Зачем прикладывать усилия, если цель недостижима?
Эта неосознаваемая многими беда создает самое большое противоречие в жизни человека с травмой спинного мозга. Все, без исключения хотят ходить, но не так много тех, кто делает для этого что-то реально.
Кто-то скажет, те, кто не делает, просто лентяи. Да, конечно есть и лентяи, которые пристроились со всеми удобствами и не только не занимаются, но и вообще всячески избегают лишних телодвижений.
Однако большинство активных людей испытывают ощущение внутреннего сопротивления при восстановлении двигательных функций. Проявляться это может по-разному: беспричинное ухудшение самочувствия; занятость «очень важными» делами; отказ от выполнения, каких либо упражнений и т.д.
Природа такого рода сопротивления может крыться во внутренней неосознаваемой уверенности в невозможности восстановления.
Многие мыслители, философы, ученые утверждают, что мысль материальна, что наша жизнь во многом продукт наших мыслей. Если допустить, что данное утверждение, верно, то получается, что все, начиная от врача и заканчивая самим больным, в подавляющем большинстве не верят в возможность восстановления. Внутри них живет мысль, что чтобы не было, восстановление невозможно. Даже занимая активную жизненную позицию и выполняя различные реабилитационные мероприятия очень трудно разорвать негативную цепочку причинно-следственной связи – мыль – результат.
Если причины внутреннего сопротивления восстановлению у больных частично являются отрицательные установки на начальных этапах реабилитации, то аналогичное поведение врачей остается не очень понятным.
Возможно, такое поведение врачей объясняется тем, что ни кто не хочет брать на себя излишнюю (на их взгляд) ответственность. Естественно, что ни один, даже самый лучший врач, не может дать гарантии полного восстановления после спинальной травмы, но и утверждать обратное не вправе никто.
Получается, что взять ответственность за положительный прогноз непрофессионально, а «сковать» больного отрицанием возможности восстановления считается честным взглядом на будущее больного. Главный мотив этих специалистов таков: главное уберечь больного от возможных разочарований, предотвратить возможную психическую травму и ее возможные последствия. Как мы видим, речь не идет о чем-то конкретном, речь идет лишь о возможности негативных последствий.
Почему же тогда заранее отрицается возможность позитивных изменений?
В связи с этим, хочу обратить Ваше внимание на один парадокс. Несмотря на получаемую негативную информацию и на степень тяжести травмы, двигательные функции больного, в той или иной степени, все равно восстанавливаются.
Думаю, могут появиться возражения такого характера: «врачи ежедневно сталкиваются с последствиями спинномозговых травм, они лучше знают реальное положение таких больных». Это конечно так. Но откуда тогда берутся люди, которым удалось преодолеть недуг, достичь значительного восстановления.
Не раз приходилось слышать от врачей такие слова: «Да, сейчас я скажу больному, что ходить он не будет, и тем самым причиню ему боль, зато потом, если он начнет выздоравливать, он будет радоваться». С одной стороны эта позиция кажется верной. Однако, если взглянуть на нее с другой стороны возникает вопрос. А много ли врач встречал больных способных на дальнейшее, полноценное восстановление после таких откровений? Вот и получается замкнутый круг.
Такой взгляд на проблему ограничивает не только больного, но и самого врача, делая его рабом стереотипов не способного рассматривать каждый случай травмы в отдельности. Конечно, работать индивидуально, да еще с такими больными, колоссальный труд, который требует от специалиста не только знания проблемы, но в не меньшей степени ее глубокого понимания и чувствования. Такая работа настолько трудна, что многие врачи просто бояться за нее браться, чтобы не показаться некомпетентными. Гораздо легче авторитетным тоном заявить, что восстановление невозможно.
И вот опять парадокс. Получая новые знания о возможностях человека, внедряя в процесс лечения современные технологии, позволяющие получать хорошие результаты, врачи с маниакальным упорством твердят о невозможности восстановления.
Так, например, человеческий спинной мозг способен к восстановлению функции даже после повреждения до 90% объема спинного мозга. Имеются документальные подтверждения частичного восстановления движений при повреждениях, оставляющих интактной узкую полоску белого вещества спинного мозга [8, 10, 11, 14]. Известно, что в случаях опухолевого поражения спинного мозга неврологический дефицит остается невыраженным, пока опухоль не займет около 90% его поперечника. Таким образом, для восстановления утраченных функций требуется регенерация лишь небольшой части аксонов.
Возможно, не все специалисты в курсе, что наиболее важным достижением последних лет в реабилитации было осознание роли феномена "learned non-use" ("разучился использовать").
Этот термин имеет отношение к нервным цепям (даже анатомически сохранным), выключающимся после длительных периодов бездеятельности. Подобно мышцам, которые атрофируются, если не используются, нервные цепи также могут подвергнуться атрофии. Поскольку люди после травмы спинного мозга восстанавливаются медленно и на долгий срок остаются неактивными, возникающий феномен "learned non-use" может препятствовать функциональному восстановлению.
Несколько последних исследований показали, что "learned non-use" можно обратить интенсивными упражнениями даже после десятилетий паралича. Wernig (2003) и другие исследователи сообщили, что интенсивная тренировка ходьбы на тредмиле (бегущей дорожке) может восстановить способность к ходьбе у большинства людей с неполным повреждением спинного мозга, даже если они никогда не ходили после травмы.
Доказано, что частичное или полное восстановление двигательной функции возможно при условии динамической перестройки деятельности всей нервной системы. Такая перестройка достигается упражнением нервной системы от клеток коры головного мозга до периферического нервного волокна (Мошков В.Н., 1963).
Многие авторы указывали на возможность восстановления двигательных функций в позднем периоде травматической болезни спинного мозга. Однако, лишь в работах Качесова В.А. [5] возможность восстановления двигательных функций в позднем периоде травматической болезни спинного мозга получило научное обоснование. Так он пишет: «Говорить о необратимости процессов можно только в том случае, если поражен генетический аппарат клетки (пикнолиз) или всей ткани (некроз) и эта клетка, ткань, орган не могут синтезировать белки, проявлять свою специфическую функцию, то есть совершать работу, направленную на противодействие разрушающему действию факторов внешней среды. Если нет повреждения клеточного ядра, то следует говорить о снижении функции или ее видоизменении, в данном случае дистрофии, а не о потере жизнеспособности. Дистрофия - состояние обратимое, как бы далеко процесс ни зашел».
Так Качесов В.А (1999) пришел к выводу, что в организме человека имеется возможность проведения импульсов, минуя пораженные сегменты, путем «перескока» по морфологическим субстратам с налагающимися рецепторными полями. Среди них в первую очередь он выделяет субстраты, целостность которых не нарушена:
1. Кожа;
2. Твердая мозговая оболочка;
3. Вегетативная нервная система;
4. Рецепторный аппарат мышц.
Он также считает, что возможно компенсаторное проведение импульсов по:
а) сохранившимся волокнам на уровне пораженных сегментов;
б) сохранившейся паутинной и мягкой мозговой оболочке;
в) спинномозговой жидкости, являющейся электролитом;
г) проведение импульсов посредством эфаптической передачи.
Думаю, многие могут сказать, что бывают случаи, когда восстановление объективно невозможно. Допустим, что это так. Тогда чем объяснить восстановление людей с тяжелейшими травмами спинного мозга? Например, А. В., восстановился после тяжелейшей травмы спинного мозга на уровне 4-5-го шейных позвонков, живя в деревенском доме с престарелой матерью. Почему он смог? Может, он просто не знал, что это невозможно?
В общем же позиция отстранения специалистов от обсуждения с больным его состояния и дальнейших перспектив может обернуться для него потерей веры в собственные силы и возможности реабилитации, а вследствие этого потеря интереса к жизни, озлобленность.
Это в очередной раз говорит о том, что в наших клиниках, к сожалению, уделяют недостаточное внимание психологии общения врач – пациент, что негативно сказывается на общем состоянии больного. В.М. Бехтерев (1925) говорит об этом следующее: «Всякий знает, какое магическое оздоровляющее действие может приобрести одно утешительное слово со стороны врача и, наоборот, как иногда убийственно… действует на больного суровый приговор врача, не знающего или не желающего знать силы внушения».
К сожалению, приведенное выше высказывание остается актуальным, и по сей день, потому что нередко вместо поддержки больной получает от врача приговор. Вместо того, чтобы дать больному конструктивную информацию о течении заболевания и возможных путях преодоления недуга, такой специалист фактически программирует больного, воспринимающего его слова как истину, на пассивное ожидание чудесного исцеления.

Инвалиды – колясочники со «стажем»

Общение с людьми, которые уже какое-то время передвигаются в коляске, имеет как положительные, так и отрицательные стороны.
Например, такой человек может рассказать о многих нюансах жизни в изменившихся условиях, поделиться опытом при освоении бытовых и гигиенических навыках и т.д.
Общение с опытным, позитивно настроенным человеком нередко может оказаться более продуктивным, чем с равнодушным специалистом.
Однако не все люди благожелательно относятся к тем, кто только получил травму. Ссылаясь на собственный опыт, на желание «просветить» новичка, раскрыть глаза на его дальнейшие перспективы, такие «доброжелатели» становятся постоянным источником, накопленной за многие годы негативной информации.
Неосторожные высказывания данной категории больных можно разделить на три группы:
А) Истории и приметы
Одна из самых распространенных примет звучит так: если после травмы тебе сниться что ты ходишь, значит наяву ходить никогда не сможешь.
Учитывая то, что после травмы многие видят себя во сне здоровыми, можно представить, какое неизгладимое впечатление производит эта фраза, как впоследствии, даже при осознании ее полной абсурдности, она может разрушительно влиять на подсознание человека.
Рассказываемые истории, как правило, правдивые, но в них, в основном делается акцент на негативной стороне произошедшего события. Если в истории присутствует положительный момент, то закончится она все равно с каким либо негативным утверждением или обобщением.
«…Он встретил хорошую, здоровую девушку. Они поженились. Но, через 5 лет она от него ушла. Это и понятно, им здоровым, больные не нужны. Так что никому верить нельзя. А знаешь, у Н. была история…».
Подобная схема изложения характерна при обсуждении любой темы: семья, врачи, реабилитация и т.д.
Б) Сравнения
Следующим отрицательным моментом в общении с опытными больными является их сравнительный анализ и комментарии по отношению к человеку, который получил травму недавно.
Опять же, ссылаясь на большой собственный опыт, травму и ее последствия такого больного сравнивают с аналогичными травмами других людей. Как правило, такой анализ служит для того, чтобы показать, что раз у дяди Вани пальцы не работали, значит, чтобы ты не делал, то и у тебя работать не будут.
В) Негативное отношение
К этой группе относятся люди, которые во всем, что их окружает, видят только враждебный к ним мир: плохих людей, правительство, соседей, врачей и т.д.
Не умея и не желая видеть вокруг себя свет, добро, позитив такие люди могут довести человека с неокрепшей после травмы психикой до нервного срыва или глубокой депрессии.
Предъявляя повышенные требования к окружающему их миру, такие люди сами, как правило, не стремятся изменить свое «невыносимое» положение.

Рекомендации
1. По возможности, особенно на ранних этапах реабилитации, избегайте общения с людьми, у которых преобладают негативные убеждения. Общайтесь с людьми положительно настроенными, которые готовы делится с вами полезной информацией.
2. Не отгораживайтесь от общения со здоровыми людьми.
3. Помните! Нет ни одной похожей травмы. У каждой свои особенности. Поэтому, любое сравнение бессмысленно.
4. Если вы все - таки вольно или невольно занимаетесь сравнением, равняйтесь на тех, кто добился наилучших результатов в реабилитации.
5. Помните! Есть только одна достоверная примета, по которой можно определить будете вы восстанавливаться или нет. Вы не хотите восстановиться, не стремитесь и САМИ ничего для этого не делаете! Все остальные приметы придуманы и передаются теми, кто уже прочно «прирос» ко всем этим НЕ.
6. Чтобы как можно реже уподобляться емкости для сбора негативной, да и просто ненужной информации больше занимайтесь собой, своими делами. Тренируйтесь, учитесь, читайте, общайтесь с друзьями и т.д.

Неосторожные высказывания близких людей

Тяжелая травма, является шоковой, сильнейшей стрессовой ситуацией не только для тех, кто ее получил, но в не меньшей степени и для близких ему людей. Не даром говорят, особенно часто это звучит от матерей, что невыносимо видеть боль родного человека. Не зная, как и чем помочь, многие из них, в порыве отчаяния говорят: «Лучше бы это произошло со мной».
На самом деле, именно близкий человек, который постоянно находится рядом и имеет определенное влияние на психоэмоциональное состояние человека получившего травму, может оказать поистине неоценимую помощь.
Он может стать локомотивом и в буквальном смысле, вытянуть пострадавшего человека из тисков болезни, неверия в себя, депрессии.
Существует масса примеров тому, как близкий человек брал на себя роль и реабилитолога и методиста и психолога, давая тем самым больному возможность (именно возможность роста, а не перекладывание ответственности) достичь такого уровня восстановления при котором, помощь окружающих сводиться к минимуму.
Конечно, это идеальный пример взаимодействия между людьми. В большинстве случаев дело обстоит несколько иначе.
В результате произошедшего несчастья близкие больного получают мощную психическую травму, которая приводит к различным реакциям.
Наиболее часто можно встретить реакцию оцепенения, когда человек не знает, что делать дальше, что будет, как вести себя, как общаться с человеком, получившим травму. Именно по этой причине, нередко кто-то из друзей или близких перестает общаться с больным. Он просто не знает как.
Противоположной реакцией на стресс может стать появление повышенной активности, носящей хаотичный характер, которая проявляется в бесконечном поиске и смене врачей, методистов, экстрасенсов и колдунов. То есть, всех тех, кто, по их мнению, может хоть как-то помочь больному.
Понятно, что и в одном и в другом случае реакция является деструктивной. Лучшим выходом для человека, переживающего такой стресс, безусловно, является профессиональная помощь психотерапевта. Но, к сожалению, клиники и центры, где близкие оказывают помощь пострадавшим, не предоставляют им такую возможность и не дают конструктивной информации, а обращаться за психологической помощью в другое место подчас не хватает не сил, ни времени.
В результате, они также как и сам больной получают информацию о травме пострадавшего и его дальнейших перспективах от врачей, медперсонала и других больных. В большинстве случаев, информацию о состоянии больного, его близкие, получают в довольно жесткой форме, что крайне негативно отражается на их психическом состоянии.
На вопрос женщины, ребенок которой в это время лежал после травмы С6, на вопрос, будет ли он ходить, врач мимо ходом бросил: «Скажите спасибо, что остался жив, а о восстановлении забудьте».
Ни спокойной разъяснительной беседы, ни психологической помощи близкие, как правило, не получают. Следствием такого отношения могут стать появление различных невротических реакций, которые прямо или косвенно негативно влияют на процесс восстановления больного.
А. Погружение в болезнь вместе с пострадавшим.
Стараясь хоть как-то облегчить участь пострадавшего, близкие, даже на словах выражают свою сопричастность ко всему, что происходит в его жизни. Это явление могут проиллюстрировать следующие фразы:
- мы болеем;
- мы лежим в больнице;
- у нас все плохо и т.д.
Как видно, происходит отождествление, искусственное слияние так, как это нередко происходит у родителей с грудными младенцами. Такое поведение говорит о том, что, не зная как помочь, здоровый человек, подсознательно берет всю ответственность за дальнейшую жизнь пострадавшего на себя, что может привести к негативным последствиям для них обоих.
Со временем, человек с чьих плеч сняли груз ответственности, начинает вести себя как маленький, инфантильный ребенок. Становится безынициативным, позволяющим думать, решать и жить за себя другим людям. Соответственно, всю ответственность за успех реабилитации или его отсутствие, он автоматически перекладывает на чужие плечи в полной уверенности, что ему все вокруг что-то должны.
В свою очередь, человек, который берет на себя ответственность за другого, во-первых, лишает его сил и возможности окрепнуть морально и физически, не дает стать независимым и самостоятельным, во-вторых, обременяя себя избыточной заботой, приобретает целый букет заболеваний. На их взгляд, здоровье, это оправданная жертва, принесенная на алтарь гиперопеки.
Однако, вряд ли найдется человек, если он мыслит здраво и перспективно, который будет спокойно созерцать как близкий ему человек, буквально готов «похоронить» себя под грузом забот. Более того, подобное самоотречение, нередко вызывает у больного чувство неловкости и вины за то, что он стал причиной повышенного беспокойства.
Б. Проговаривание психотравмирующей ситуации
В таких случаях, близкие в присутствии человека с ПСМТ рассказывают всем в подряд о случившейся трагедии с подробным описанием всех неблагоприятных прогнозов услышанных ими за время прошедшее после травмы. Соответственно, чем больше проходит времени, тем больше объем накопленной негативной информации.
Конечно, многократное проговаривание подробностей психотравмирующей ситуации вызывает у рассказчика чувство некоторого облегчения. Его можно понять, потому что, таким образом он в большинстве случаев неосознанно, пытается снять внутреннее напряжение.
С другой стороны, постоянное повторение чужих, негативных высказываний приводит к тому, что человек, незаметно для себя, начинает верить в то, что ничего сделать нельзя и какие либо улучшения здоровья невозможны. Так, через постоянные повторения и собственное неверие в успех реабилитации близкие дополняют картину полной безнадежности у человека с ПСМТ.
Интересно то, что те, кто ведет себя подобным образом, к сожалению, не стремятся оказывать необходимую помощь в выполнении физических упражнений. Зато они тратят много сил и времени на обеспечение достойного ухода за пострадавшим и выполнения разного рода хозяйственных дел.
Таким образом, некоторые просто уходят от решения проблем связанных непосредственно с двигательной реабилитацией. Их позиция выглядит следующим образом: « Я делаю все, чтобы он хорошо питался, был чистым, ухоженным и у него не было пролежней. Я не знаю, чем еще могу помочь, ведь я не врач. И вообще, у меня практически не времени, ведь все хозяйство на мне».
В. Отстранение
Реакция отстранения со стороны близких людей встречается не так часто, но является самой психотравмирующей для пострадавшего. Причины такой реакции могут быть различные. Это и пережитый стресс, ощущение собственного бессилия, страх перед произошедшими изменениями и многое другое.
Чтобы ни было причиной отстранения, в результате возникает цепная реакция, которая может привести к разрыву отношений. Неприятие человека попавшего в беду и ситуации в целом, является для пострадавшего прямым доказательством своей ненужности и отверженности.
Многие в таких случаях говорят: «Пока был здоров – всем был нужен. Стал больным – не нужен никому».
Если такая ситуация складывается в семье пострадавшего, единственное что можно порекомендовать – не зацикливаться на этих отношениях. Безусловно, это сложно, но необходимо для сохранения психического и физического здоровья.

Собственные высказывания
Человек, получивший травму спинного мозга, в большей или меньшей степени попадает в зависимость от тех, кто его окружает. От их слов, поведения, отношения к себе.
Конечно, не бывает ни одной похожей ситуации. Но все описанные в этой главе психотравмирующие факторы приводят к тому, что у человека со временем формируется определенный образ мышления, отношение к сложившейся ситуации и своим возможностям. Как результат, пострадавший, со временем «обрастает» патологическими поведенческими стереотипами, которые оказывают влияния на весь процесс самореабилитации. Глубокой деформации подвергаются стереотипы поведения, отношений, восприятия самим себя и окружающими, двигательные стереотипы.
Как показал опыт, двигательная самореабилитация проходит менее эффективно без трансформации патологических стереотипов приобретенных за годы неподвижности в более «здоровые», адекватные.
Рассмотрим некоторые стереотипы, препятствующие процессу самореабилитации:
1. Психологическая и физическая беззащитность. Представление себя, как полностью зависимого человека, т.е. зависимость от окружающих, от собственных слабостей, страхов и т. д. Например: мысли о том, что зависимость от кого - либо означает полное ему подчинение, делает недопустимым отстаивание своего мнения.
2. Отрицание или ограничение своих возможностей, способностей. Например: отрицание возможности, самостоятельно выполнять какие- либо физические упражнения.
3. Ощущения себя маленьким беспомощным ребенком. Стремление переложить ответственность за свое благополучие, результаты восстановления.
4. Невозможность создать полную, полноценную семью.
5. Идентификация себя и коляски, как единого целого. Человек просто «прирастает» к своей коляске, находясь в ней с утра до ночи.
Перечисленный выше список стереотипов, конечно, не является окончательным. Однако, даже он в значительной мере отображает огромное количество психологических, психосоматических и социальных проблем, которые человек зачастую вынужден решать самостоятельно.
Для замещения патологических стереотипов можно использовать следующие приемы:
1. Прогулки в многолюдных местах, походы в магазин, посещение театров и т.д.
2. Постоянные встречи, общение со здоровыми людьми.
3. Длительное, ежедневное нахождение вне коляски.
4. Выполнение доступных, пусть даже самых простых обязанностей по дому, работе.
5. Занятия по самообразованию и самосовершенствованию.

Развитие психосоматических нарушений при ПСМТ

Современная наука все больше внимания уделяет изучению психосоматической патологии, выявляя ее причинно-следственные связи.
Известно, что одним из древнейших механизмов регуляции поведения являются эмоции, а ведущим источником возникновения эмоциональных реакций - информация. Поступая через органы чувств, она первоначально проходит через древние механизмы адаптации - лимбико-ретикулярную систему мозга, ее составную часть - гипоталамус, вызывая в случае угрозы вегетосоматические и энергетические защитно-автоматические акты (Гарбузов В.И., 1999).
Гарбузов В.И. также утверждает, что эмоции глубинно связаны с теми или иными органами и системами, питаясь их энергопотенциалом, находясь в зависимости от их состояния и в то же время, воздействуя на них. Постоянное возвращение одной и той же отрицательной эмоции как бы бьет в одно и то же место, в один и тот же орган, методично разрушая его. Так подавленные гнев, ярость, раздражение вызывают патологию сердца, печени, желчного пузыря, повышение АД. Подавленная агрессивность приводит к глубокой дезорганизации защитных сил организма. Страх вызывает патологию почек, ведет к иммунодепрессии.
Многочисленные исследования подтверждают, что стресс, как сильный, так и хронический, повседневный влияет на иммунную и гормональную систему организма. Если человеку, находящемуся под воздействием стрессовой ситуации не оказать необходимой психологической помощи, то у него возможно развитие психосоматических заболеваний.
Психосоматика (психосоматические заболевания) – направление медицинской психологии, занимающееся изучением влияния психологических факторов на возникновение соматически заболеваний.
Термин Психосоматика означает связь души и тела (psichoe – душа, soma – тело).
Также существует и обратная связь – соматопсихика, т.е. когда хронические заболевания систем и органов влияют на психическое состояние человека.
Можно сказать, что психосоматические болезни – это болезни нарушенной адаптации (защиты, приспособления) организма. Представление, воображение, также могут оказывать влияние на соматическое состояние человека.
Конечно, граница между реакцией адаптации и болезнью весьма условна. Она зависит как от силы и длительности стресса, так и от психофизического состояния человека. У молодого, физически крепкого и оптимистично настроенного человека, адаптационные возможности выше, чем у человека со слабыми психофизическими показателями.
Естественно, такая мощная стрессовая ситуация как травма спинного мозга с последующей инвалидизацией приводит к серьезным изменениям в психоэмоциональной сфере. Являясь составной частью сложных систем взаимодействий человека с окружающим миром, психоэмоциональное состояние становится источником не только прогрессирующих и обостряющихся психологических проблем, но и соматических нарушений.
Так при патологии, вызванной непосредственно травмой спинного мозга, образуется замкнутый круг. Травма спинного мозга и сопутствующие явления гипокинезии приводят к патологическим изменениям во всем организме, а также к нарушениям в психоэмоциональной сфере, которые в свою очередь вызывают различные соматические отклонения, препятствующие истинному восстановлению утраченных двигательных функций.
Выше уже говорилось, что сама травма является психотравмирующей ситуацией для человека, поэтому помощь психологов и психотерапевтов в процессе реабилитации крайне важна. Если человек с ПСМТ не получит помощи этих специалистов длительное время после травмы, психосоматические проблемы могут стать непреодолимой преградой на пути восстановления.
Однако, не смотря на сложность проблемы, даже при отсутствии профессиональной помощи, человек, используя не сложные приемы, может самостоятельно корректировать свое психоэмоциональное состояние и заниматься профилактикой психосоматических нарушений.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Admin
Site Admin


Зарегистрирован: 01.09.2004
Сообщения: 394

СообщениеДобавлено: Пн 04.04.2011 13:01    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Обсуждение этой главы и продолжение книги Юлии Михайловой здесь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов сайта «Травма спинного мозга» -> Психологическая реабилитация Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Русская поддержка phpBB